Советский союз. Украина. Чернобыль. 25 апреля 1986 года. Генеральный секретарь СССР Михаил Горбачев находится у власти всего 1 год. Коммунизм и западная демократия все еще противостоят друг другу. СССР необходим источник дешевой энергии. Атомная энергия – оптимальное решение. Более 2 000 000 людей на Украине в Киеве пользуются электроэнергией произведённой на Чернобыльской ЧАЕС. Чернобыль расположен в 104 километрах от столицы. Это символ промышленной и технологической мощи СССР. Советские ученые атомщики считают его лучшим достижением атомной энергетики.

Борис Столярчук управлял цыркуляционым насосом, охлаждавшим реактор. Сегодня каждое его движение судьбоносное.

Этой же ночью 29 летний Юрий Корнеев управляет огромными турбогенераторами генерирующими электроэнергию. Работа на Чернобыле была его мечтой со времени окончания института.

На станции одновременно работают 4 реактора. Реактору № 4 всего 3 года, он самый новый. Реакторы работают как гигантские паровые двигатели. Графитовые стержни-поглотители нагревают воду. Пар приводит турбогенераторы в движение. Таким образом производится энергия. Когда все работает гладко прибыль получается огромной: 1 килограмм урана производит то же количество энергии, что и 3 000 000 килограмм угля. Однако безопасное использование урана – это задача для инженеров высокого класса.

Этой ночью Борис и Юрий работают в ночную смену, которая началась в полночь. Оба слишком молоды, чтобы работать с таким сложным оборудованием. Однако их квалификация не вызывает сомнений. Они приходят за пол часа до начала смены.

Но сегодняшняя ночь будет особенной. Для ночной смены приготовлен сюрприз. Они получили приказ провести тест на безопасность. На любой АЕС очень важно снабжать реактор водой для охлаждения. На Чернобыле электричество для циркуляционных насосов поступает из турбогенераторов, которые в свою очередь подпитываются реактором. Это замкнутый круг производства энергии. Но в случае беды может произойти атомная катастрофа. Сегодня предстоит проверить, может ли станция функционировать во время аварийной ситуации? Результатов предыдущих проверок было недостаточно. Это значило некоторый дополнительный объем работы. Но работа все таки была не сложная. Вода, охлаждающая реакторы поступает в канал опоясывающий станцию. Это магнит для местных рыбаков. Сегодня ночью Петр Толстяков рыбачит с другом.

“Рыбачил не много. Прекрасная погода была. Ловили рыбу”. Толстяков сидел неподалеку от 4 реактора.

Полночь, начинается ночная смена. Юрий Корнеев направляется к турбогенераторному залу. “Сделал обход. Посмотрел показания приборов. Попили чайку и ждали команды, когда начнутся испытания”.

Борис Столярчук находится у пульта в 300 метрах от реактора. К нему присоединился Леонид Топтунов, который контролировал реактор. Он и Борис, сами того не подозревая, вот-вот начнут очень сложный процесс балансирования. Как обычно, Чернобыльские пожарные готовы выехать по вызову.

12 часов 5 минут. Последующие 20 минут все идет по плану. Но 3 минуты спустя случается загвоздка. По неизвестной причине уровень напряжения в реакторе падает. Это не является частью проверки. Леониду нужно вернуть прежний уровень, и как можно скорее. К счастью проблема решена. К часу ночи Леонид уверен, что реактор стабилен. Приготовления продолжаются. Три минуты спустя свой ход делает Борис, который контролирует насосы. Он включает два запасных насоса. Но они подают воду в реактор слишком быстро. Дело плохо. Это значит что будет нехватка воды, которая превратится в пар, чтобы привести в движение турбогенераторы. Нарушен баланс.

01:19. Леонид говорит, что может помочь увеличив напряжение в центре реактора. Сработало. Реактор накаляется. Увеличивается парообразование. Леонид и Борис думают, что ситуация под контролем. Они продолжают готовить испытание. Они не знают, что реактор накалился до опасного предела. В турбогенераторном зале Юрий Корнеев отвечает на телефонный звонок. Кто-то из операторской говорит, что приготовление завершены и проверка вот-вот начнется. Для персонала ночной смены все кажется нормальным.

01:23. Как и планировалось, оператор отключает турбогенераторы. Это начало испытания, которое они готовили с самого начала смены. Но наблюдая за реактором Леонид видит, что температура начинает стремительно расти. Давление в реакторе становится критическим. В операторской воют аварийные сирены. Наконец-то Леонид и Борис понимают, что существует проблема. Но они не знают – у них есть всего лишь несколько секунд чтобы предотвратить атомную катастрофу. Контролирующий реакторы Леонид Топтунов принимает решающие меры. Он нажимает на кнопку аварийной остановки реакторов. Однако происходит обратное. Температура реактора превышает допустимую в сто раз. Начинается невероятное. Температура разрушает активную зону реактора. Борис и Леонид понимают, что ситуация вышла из под контроля. Минуту спустя Чернобыльский реактор номер 4 взрывается. Парогазовая смесь взрывом сдвигает плиту реактора весом в 2 000 тонн. 8 тонн радиоактивного топлива фонтанируют в ночное небо. В турбогенераторном зале Юрий Корнеев не верит своим глазам. “Я онемел. И начал приседать все ниже. Когда кровля перестала рушиться, я подумал – Слава Богу, что до меня не дошло”.

В операторской инженер Борис Столярчук не может поверить в реальность происходящего. “Я почувствовал, как случился мощный гидроудар. До этого я был в остолбенении и, честно говоря, не знал что дальше делать”.

За стенами станции рыбак Петр Толстяков стал свидетелем исторического момента. “Взрыв – это понятие растяжимое. Произошел, как бы выброс вулкана”.

Включается сигнал пожарной тревоги. Через 4 минуты после взрыва первая группа из 14 пожарных мчится к месту взрыва. Огонь охватил весь реактор номер 4. Необходима дополнительная помощь. Начальник пожарной бригады Петр Хмель один из 100 дополнительных пожарных отозвавшихся на вызов. Никто из пожарных не осознавал, что они находятся в центре атомной катастрофы. В течении полутора часов они боролись с огнем. Один за другим люди начинают выходить из строя. Рвота и потеря сознания. Среди них и Петр Хмель. К 5 утра пожар был потушен. Петра транспортировали в московскую больницу. Он пострадал от радиации. Но он хотя бы выжил. Из 69 пожарных 31 погиб от прямого контакта с радиацией. Многие другие пострадали от радиационного синдрома. Химические и термические раны. Остановка сердца. Вред, нанесённый легким и имунной системе. Однако это лишь начало кризиса. Разрушенный реактор продолжает излучать смертельную радиацию. Советское правительство молчит. В условиях противостояния запада и СССР, Горбачев пытается скрыть катастрофу. Многие работники АЕС живут со своими семьями в Припяти в трех километрах от станции. Они не подозревают о том, что произошло.

Оксане Шевченко было 30 лет во время трагедии. Ее отец той ночю обслуживал реактор номер 4. Утром он домой не вернулся. “Соседка к маме заходила. Говорила что, что-то произошло на станции. И вот почему-то их нет. Ее муж тоже работал там. И мы уже напряжено себя чувствовали. Заподозрили что-то неладное”.

До вечера никаких известий об отце Оксаны не поступило. Советское правительство начало секретные подготовления для эвакуации всего населения Припяти. Почти 50 000 человек эвакуировать надо было очень быстро. Подключили армию и организовали конвой – 1200 автобусов. Через 36 часов после взрыва жители Припяти получили первое официальное известие. Оксана поражена. “Собрать необходимые вещи. Взять продукты в дорогу. Документы обязательно. Деньги. Выходить к подъездам и ждать, когда начнут подавать автобусы”. Об отце Оксаны нет никаких вестей. Однако у семьи нет другого выбора. Они должны уехать и никто не знает куда их будут везти. Массовая эвакуация начинается в два часа дня. Тремя часами позже Припять становится городом-призраком. Колона автобусов растянулась на 15 километров. А в Чернобыле разрушенный реактор продолжает излучать смертельную радиацию. Власти пытаются предотвратить дальнейшее распространение радиации. Последующие 6 дней 1800 вертолетов высыпают 5 000 тонн химикатов на разрушенный реактор. Чтобы абсорбировать радиацию. Но вскоре возникает гораздо более опасный замысел…

Правительство СССР полагает, что лишь те, кто непосредственно пострадали в ходе трагедии знают о случившемся. Однако сателлиты США ведут регулярное наблюдение за СССР. Через 28 секунд после взрыва сателлит пролетел над Чернобылем и сделал снимок. По началу, секретные службы США думают, что было задействовано атомное оружие. Однако красный цвет означает, что этот район сильно нагрет. Они понимают что случилось нечто страшное. Американцы – последние на этой планете, кого генсек Горбачев хочет информировать о случившемся. Он находится у власти всего лишь год. И опасается, что американцы используют информацию, чтобы обнародовать пробелы в советской атомной энергетике, а катастрофа вызовет шок на международной арене.

6:30 утра 28 апреля. Через два дня после аварии инженер атомщик Клиф Робинсон ехал на работу на атомную электростанцию Форсмак в Швеции. Это в 1600 километрах от Чернобыля. Для того чтобы войти в здание он должен пройти через радиационный монитор. “Раздался сигнал означающий, что я заражен. Это было по крайней мере странно, потому что я не был на территории управления АЕС”. Клиф удивлен. Он снова проходит проверку и снова срабатывает сигнал. Он предполагает, что оборудование неисправно. Затем и остальные работники сталкиваются с той же проблемой. Никто не мог пройти через монитор, потому что срабатывал сигнал тревоги. Радиация незаметная, но Клиф предполагает, что причиной всему туфли. “Я использовал один из 4 детекторов и сделал замер. Уровень активности был огромен”. Клифу удается установить, что источник радиации не Форсмак. “Сначала я подумал, что взорвали атомную бомбу”. Вскоре он узнает о месте заражения.

В тот же день шведские ученые пришли к выводу, что источником заражения является СССР. Они потребовали объяснения и СССР кивнул головой. Он публично признает факт катастрофы в Чернобыле. Трагедия попадает на первые полосы газет всего мира. Чернобыль как Апокалипсис. В самом СССР инцидент захоронили в кучу других историй. За новостями кроется страшная правда. Советская атомная мечта рассыпается в прах. Сигналы о радиоактивных осадках приходили со всей Европы. Через десять дней ядовитое облако достигло США и Азии. Существуют реальные угрозы и для других стран. Нужно всего лишь 84 минуты, чтобы разрушить атомный реактор Чернобыля.

А сейчас мы перемотаем события 24 апреля и сфокусируемся на действиях инженеров в операторской. Данные из официального доклада обрабатываются компьютером, создавая симуляцию. Благодаря ей мы можем проникнуть туда, где не бывала ни одна камера. В сердце зоны Чернобыльской трагедии. Сразу после взрыва советские власти заказывают лучших ученых. Это не просто судебное расследование. Чтобы выяснить, что произошло, они должны войти в разрушенный реактор. Опасность радиации очень велика. Расследование начинается з интервью. Александр Агулов был снаружи. “Дверь была сорвана с петель и валялась в противоположном углу. За дверным проемом ничего не было видно. Заглянув через обломки и конструкцию, я увидел что стены в этом помещении и потолок отсутствуют. А по стене со стороны реактора большим потоком течет вода. Вода сверкала и это сверкание было завораживающим”.

Западные експерты с сомнением относились к безопасности советских реакторов, таких как Чернобыльские. Британский ученый Джим Аль-Калили изучил промахи в проекте Чернобыля. “Здесь есть определенная нестабильность – это означает, что может произойти перегрев в течении очень короткого срока”.

В вышшых ешалонах власти знали об этом недочете. Каким же образом произошла трагедия? Следователи собираются на месте проишествия. Они воссоздают события той ночи. Их внимание фокусируется на испытаниях. Проверка должна была проходить в дневное время, когда на посту находятся более опытные инженеры. Однако это означало приостановку реактора и нарушение энергоснабжения Киева. Поэтому тест был отложен на ночное время, когда потребность в электроснабжении мала. Однако все опытные ученые ушли домой, а молодежь контролирует реактор номер 4. На них ложится ответственность за проведение этой проверки. Возникает естественный вопрос: была ли это ошибка оператора или проектировщика? Каким образом тест на безопасность привел к атомной катастрофе.

В прямом контакте с радиацией погибает 31 человек. А пока группа советских ученых пытается выяснить: что же произошло? Они знают, что до взрыва готовился тест. Был ли это промах оператора или ошибка проекта реактора? Реактор должен был функционировать следующим образом. Длинные графитовые стержни поглотители нагревали банку реактора. Графитовые стержни поглотители использовались, чтобы контролировать объем энергии произведенной ураном. По мере перемещения по реактору вода превращается в пар. Как на любой другой электростанции, пар приводит в движение турбогенераторы, которые вырабатывают электроэнергию. Чернобыль подпитывается энергией, который сам не производит. Поэтому проведение тестов необходимо, чтобы убедится в безопасности станции в случаи ЧП. К примеру: хватит ли электроэнергии, чтобы контролировать урановые стержни в случае остановки турбогенераторов? Смогут ли циркуляционные насосы ефективно охлаждать? В нормальных условиях реактор можно ускорить или замедлить поднятием, или спуском стержней поглотителей. Вода, подаваемая в центр реактора, предотвращает перегрев и производит пар для электричества. Однако, если турбогенераторы станции производят недостаточно электроэнергии для поддержания работы циркуляционных насосов, реактор может опасно перегреться. Поэтому расследование направило внимание на действия ночной смены. Безопасность реактора зависит от хрупкого баланса действия этих двух людей. Им необходимо убедится, что пары достаточно для приведения в движение турбогенераторов, и что реактор не перегреется. Несмотря на молодость оба специалиста обладали опытом. Что же случилось той страшной ночью? Час и 19 минут до взрыва. Когда Леонид начинает снижать напряжение реактора, все идет по плану. Стержни поглотители реактора регулируют объем энергии производимой урановым топливом. Пар, а значит и обем производства енергии, регулируется стержнями поглотителями. Когда они опускаются – снижается объем производимой энергии. Вследствие этого производится меньше пара, который приводит в движение турбогенератор. Когда графитовые стержни поглотители поднятые объем энергии растет. В реакторе номер 4 было 211 графитовых стержней поглотителей, которые должны были предотвратить взрыв. Почему они не сработали? Готовясь к испытанию Леонид постепенно снижает уровень напряжения. Однако уровень падает слишком быстро.

52 минуты до взрыва. Леонид должен был повысить напряжение. Он достигает этого тем, что поднимает все контрольные стержни поглотители. Сработало. Медлено, но верно уровень понижается.

21 минута. Борис продолжает готовиться к испытанию. Изменяя поток воды в центре реактора необходимо прекратить водоснабжение з главных насосов во время симулированной нехватки энергии. Итак, Борис проверяет альтернативный источник водоснабжения. Он планирует использовать два дополнительных насоса, которые отводят воду из других частей электростанции к реактору номер 4. Однако, когда Борис включает дополнительные насосы, слишком много воды попадает в реактор. Слишком быстрым темпом. Скорость потока воды, омывающая топливные стержни жизненно важна, так как, чем скорее поток воды, тем меньше пары вырабатывается, и наоборот. Через 15 минут после подачи дополнительного объёма воды в систему ощущается нехватка пара для приведения турбогенераторов в движение.

5 минут. Необходимо, чтобы пар восстановил баланс. Борис знает, что он должен увеличить приток пара к турбогенераторам. Он принимает меры откачивая воду в паровой отсек. Это центральный резервуар в котором контролируется уровни воды и пара. По мере увеличения объёма воды паровое давление возвращается к норме. Однако Борис откачал слишком много воды в паровой отсек. В результате имеется избыток воды поступающей в реактор и нехватка пара. А тест еще не начался.

Во время расследования ясно одно – людям в операторской угрожают большие неприятности. У них осталось лишь 4 минуты. Единственное, что мог сделать Леонид, чтобы увеличить объем пара подаваемого к турбогенераторам – это уменьшить количество стержней поглотителей в центре реактора. Инструкции по управлению устанавливают минимум 26 единиц. Леонид должен идти вабанк – он оставляет лишь 6. Странно то, что ночная смена все еще продолжает проводить испытания.

“Инженеры проводившее испытания были очень наивными полагая, что 6 стержней будет достаточно”.

Единственное, что могло спасти реактор от перегрева в такой ситуации была вода. Малейшие колебания уровня воды могло оказаться фатальным. Разумеется, случилось то, что не должно было случится. Прервался контакт между Леонидом и Борисом.

Менее чем за 3 минуты до взрыва. Борис наконец то осознает, что в паровой отсек попало слишком много воды. Он немедленно прекращает подачу воды, что влияет так же на воду охлаждающую реактор. Борис не берет во внимание, что Леонид оставил лишь 6 стержней поглотителей.

“Я конечно же не знал. Но не готов утверждать, что количество стержней в активной зоне было значительно меньше, чем предусмотрено регламентом”.

За полторы минуты до взрыва. Недостаточное количество стержней поглотителей привело к перегреву банки реактора. Электростанция вышла из под контроля персонала ночной смены. Парообразование, температура и давление невероятно возросли и реактор вот-вот должен взорваться.

“Худшее, что может случится на атомной электростанции – это повышенное парообразование и температура”.

Участники расследования не могут понять – каким образом взорвалось нутро агрегата.

За 56 секунд до взрыва. Оператор турбогенератора получает приказ продолжать эксперимент. Он отключает все турбогенераторы. Внезапно приборы показывают опасное повышение парообразования. Но уже слишком поздно.

Эксперимент привел к катастрофе. Атомный реактор взорвется через 13 секунд. Персонал не в состоянии что-либо изменить. Давление разрывает стержни поглотители. Парогазовая смесь взрывным способом сдвигает плиту реактора весом тысячи тонн. 8 тонн чрезвычайно радиоактивного топлива фонтанируют в ночное небо.

“Я себе такого даже представить не мог, что на ЧАЕС может случится такая авария”.

Ничего подобного никогда не случалось. Происходит выброс радиоактивных веществ в атмосферу. Согласно расчетам, они выстрелили на высоту 1 километра. Некоторые радиоактивные вещества слишком легки, чтобы посредством ветра распространится на 1 000 километров. Через 10 дней они достигают Японии и Северной Америки.

“Радиоактивные атомы очень не стабильны. Им необходимо осесть. Поэтому происходит выброс радиации и, если объем радиации достаточно велик – она может нанести вред человеческому телу или даже оказаться смертельным”.

Мало того, что стали известны причины аварии, расследование обнаружило устрашающие масштабы последствий. Радиация не просто распространилась по воздуху. Ученые ужаснулись от того, что фрагменты реактора могут раствориться в грунтовых водах.

“Как только радиация попадает в грунт – она может стремительно распространится по грунтовым водам”.

В 103 километрах находится Киев. Жители столицы не подозревают о том, что их жизни находятся под угрозой. Но для тех, кто занимается ликвидацией последствий катастрофы – это реальная проблема. Необходимо выяснить – расплавилось ли топливо. Вениамин Пряников должен проползти через тоннель диаметром 80 сантиметров, чтобы выяснить степень урона, нанесённый активной зоне реактора. Вениамин прекрасно осознавал что рискует жизнью. Он осторожно входит в помещение под активной зоной реактора. Внезапно что-то капает ему на голову. Колеги сбрасывают ему счетчик Гейгера. Уровень радиации допустимый. Это не атомное топливо. “Когда я понял что остался жив – я был в восторге. Это же радость какая, что даже было трудно поверить. Я сто процентов знал, что если б это было атомное топливо то живым я б не выбрался от туда. В то время у нас не спрашивали согласия”.

Вениамин подтверждает, что расплава радиоактивной зоны реактора не наблюдается. Однако власти опасаются, что это может произойти. Действовать нужно быстро. Они быстро решают создать специальный теплообменник под фундаментом плиты реактора. Но для этого нужен был тоннель. Это тяжкий труд. 400 шахтеров копают тоннель по часовой стрелке. За 15 дней 168 метровый тоннель завершен. Теплообменник установлен. Однако 200 тон радиоактивной лавы остаются на поверхности. Выбросы радиации могут нанести серьезный урон окружающей среде. Власти принимают решение соорудить саркофаг вокруг 4 блока. Но проводить работы невозможно, потому что продолжаются смертельные выбросы радиации из разрушенного энергоблока. Сначала нужно избавиться от радиационных руин. Эта работа для армии. Вызваны тысячи так называемых ликвидаторов со всего Союза. Они находятся под командованием генерала Тараканова. Солдатам приказано убирать радиоактивные частицы с разрушенного энергоблока. Солдаты исполняют свой долг в специальной свинцовой одежде весом 30 килограммов. Каждый человек может работать 3 минуты. Однако этого достаточно, чтобы получить смертельную дозу радиации. Многие люди погибнут в последующие годы. Сооружение саркофага продолжается во время очистки. Оно завершается в рекордное время за 206 дней. Однако 200 тонн смертельного урана и тонны еще более смертоносного плутония остаются внутри укрытия. И никто не знает достаточна ли это защита, чтобы остановить выброс радиации.

Впервые после взрыва оператор насосов Борис Столярчук возвращается к пульту в Чернобыль. “Смотришь на эти кнопки, приборы и думаешь неужели я когда-то этим управлял?”

Расследование пришло к определённым выводам: технические неполадки или ошибка оператора? Определённая последовательность действий персонала ночной смен действовавших по приказу вышестоящих лиц для провидения эксперимента. Леонид удаляет слишком много стержней поглотителей из банки реактора. Борис снижает объем охлаждающей воды. Их действия делают реактор нестабильным. А они об этом не подозревают. А когда они пытаются исправить ошибки – уже слишком поздно. Чека гранаты сорвана. Однако расследование приходит к выводу, что персонал неповинен в аварии. Борис и Леонид вынуждены были провести проверку. Каков приговор? Аварию вызвало систематически неумелое управление. Три старших инженера приговариваются к 10 годам заключения.

Сегодня город Припять изолирован от окружающего мира из-за своей токсичности. Вокруг него 30-ти километровая мертвая зона. Нет надежды на то, что жители этого города могут вернуться в свои дома. Оксане Шевченко на момент трагедии было 16 лет. И ей позволено приехать сюда лишь на короткий срок.

“Мне больно, мне грустно. Первый раз когда сюда приехала, я плакала. Было очень тяжело, было очень много воспоминаний”.

Ее отец, работавший на электростанции во время взрыва получил смертельную дозу радиации. Он умер в московской больнице несколькими месяцами спустя. Удивительно, но Чернобыльская АЕС проработала еще 15 лет. Работники приходили туда, несмотря на то, что жить там опасно. Наконец в ноябре 2000 года станция была закрыта. Украинское правительство утверждает, что в результате аварии погибло 8 000 человек. Однако США считает, что рано подводить итоги. Ясно одно – в районе прямого воздействия случаи рака щитовидной железы среди детей подростков участились во сто раз.

Трагедия заставила СССР усовершенствовать все реакторы подобного типа, чтобы предотвратить возможность повторения чудовищной катастрофы. 200 тонн смертельного урана и тонна еще более смертоносного плутония остаются внутри разрушенного реактора. В 1997 году объединение 28 стран включая США одобрило десятилетний план помощи Чернобылю. Его стоимость 768 000 000 долларов США. Реактор номер 4 будет полностью скрыт под стальной аркой весом в 20 000 тонн. Основная часть нового проекта – 4 гигантских сифона в потолке нового укрытия. Они смогут удалить разрушенные частицы и радиоактивную пыль. По завершению строительства сооружения, есть надежда, что с радиоактивной угрозой Чернобыля будет покончено.


Экскурсии в Чернобыль:

Чернобыль 1986 | как это было | статья

0.00 (0%) 0 votes